Среда, 14 Ноя 2018, 05:29
 | Выход | Регистрация | Вход2


Сайт Святого источника в честь Свт.Равноапостольного князя Владимира  
с.Войкино 



 
 Войкино






Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 43

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Ю.Рубан. Лекционарий к дню памяти святого равноапостольного князя Владим


28 (15 СТ. СТ.) ИЮЛЯ. ПАМЯТЬ РАВНОАПОСТОЛЬНОГО
ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА,
ВО СВЯТОМ КРЕЩЕНИИ ВАСИЛИЯ (†1015)

ИЗ БОГОСЛУЖЕНИЯ СВ. ВЛАДИМИРУ

(В РУССКОМ ПЕРЕВОДЕ)

ТРОПАРЬ

Уподобившийся купцу, искавшему хороших жемчужин, ты, могущественный властитель Владимир, будучи князем матери русских городов, богоспасаемого Киева, испытывая и посылая в город Константинополь узнать о православной вере, нашел драгоценную жемчужину-Христа, избравшего тебя, как второго Павла, подобно которому и ты стряхнул слепоту духовную и телесную во святой купели. Поэтому и мы, твои люди, почитаем твою кончину; ты же моли о спасении Российской страны и всех православных христиан.

КОНДАК

Уподобляясь великому Апостолу Павлу в мудрости, ты, славный Владимир, отверг заботы об идолослужении, как детскую забаву, и украсился порфирою Божественного крещения, как муж совершенный. И ныне, в радости предстоя Христу Спасителю, молись Ему о спасении Российской страны и мире церковном.

СОЗДАТЕЛЬ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

"С крещения Руси вообще можно начинать историю русской культуры"
(Д. С. Лихачев)

Прошло три дня после празднования памяти княгини Ольги, и сегодня (28 июля по н. ст.) в церковном календаре значится память ее внука, Владимира Святославовича, совершившего то, о чем она могла лишь мечтать. И это глубоко символично. Ольга опередила свое время, став христианкой в могущественном языческом государстве россов, и лишь Владимир смог к внешней политической силе присоединить высочайшую культуру, которую несло с собой христианство.

Храбрый воитель и разумный политик, сын Святослава хорошо понимал, что прочное единение его многоплеменного государства невозможно без единой религии, которая уравнивает всех – от самого князя и его двора до последнего селянина (смерда). Сначала он пытался опереться на традиционное язычество, в котором обожествлялись силы природы.

По словам летописца, Владимир "поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, затем Хорса, Дажьбога, Стрибога, Симаргла и Мокошь. И приносили им жертвы, называя их богами, и приводили к ним своих сыновей и дочерей, а жертвы эти шли бесам. <...> И осквернилась кровью земля Русская и холм этот. Но преблагой Бог не хочет гибели грешников".

Князь скоро убедился, что это тупиковый путь. Действительно, ведь Римская империя (на обломках западной половины которой сформировались молодые европейские государства, а восточная часть продолжала существовать и известна нам как Византия) решительно отказалась от утонченного античного язычества шестью веками ранее, и история давно доказала необратимость этого пути. Поэтому, какой бы силой ни обладало Русское государство, оно всё равно продолжало оставаться для Европы государством "варварским" и примитивным, не обладавшим даже национальной письменностью, без чего невозможно создание цивилизованного общества.

Всё изменилось очень быстро. С крещением князя Владимира и началом официальной христианизации Руси появилась письменность, столетием ранее созданная для моравских славян. Она стала основой национальной литературы, сумевшей за несколько десятилетий вобрать в себя культурный опыт, накопленный христианской Европой в течение многих столетий. Это было подобно чуду, и этот культурный взлет, сразу включивший Русь в ранг цивилизованных государств, был бы абсолютно невозможен при ином княжеском решении. Происшедшее сравнимо с прививкой дичка к культурному дереву. "О блаженное время и день добрый, в который крестился князь Владимир! – восклицает монах Иаков в своей "Похвале". – <...> Крестил же и всю землю Русскую от края и до края, <...> и церковь создал каменную во имя Пресвятой Богородицы, прибежище и спасение душам верным, и десятину ей дал, тем самым попов обеспечив, и сирот, и вдовиц, и нищих. И потом всю землю Русскую и грады все украсил святыми церквами".

После крещения князь Владимир женился на Анне, сестре императора Василия II (что было абсолютно невозможно ранее!), – "и в династическом плане Русь поднялась на невиданную высоту, она породнилась с императорским домом Византии. Из варварской державы на краю света вдруг появилась держава с мировой культурой, мировой религией, и сразу это было ознаменовано расцветом древнерусской культуры. ...Русь сразу становится мировой державой, а Киев – соперником Константинополя" (Д. Лихачев). Такой и только такой лик надлежало явить Руси пред миром и Вечностью.

В древнерусских рукописях часто встречается словосочетание "православные крестьяне" или просто "крестьяне" в значении "христиане" (элементарный фонетический переход). И скоро это слово становится самообозначением сельского населения, составлявшего более 95% всех россиян. Здесь – замечательный пример отождествления себя как сословия с главными выразителями и хранителями религии, будто бы навязанной "сверху"!

Без духовного подвига князя Владимира не было бы ни древнерусского храмового искусства, которым восхищается весь мир, ни великой русской классической литературы. А Александр Пушкин не услышал бы в переводе "Илиады" Николая Гнедича "умолкнувший звук божественной эллинской речи", если бы гениальные филологи святые братья Кирилл и Мефодий не сообщили создаваемому ими литературному славянскому языку всю гибкость и выразительность своего родного греческого, знакомство с которым до недавнего времени было обязательным для каждого интеллигентного россиянина, посещавшего в детстве гимназию.

Празднуя из года в год память своего просветителя, мы вновь и вновь обращаемся к великим событиям, навсегда определившим наш культурный путь в мировой истории. Странно сознавать, что сравнительно недавно они отошли уже в позапрошлое (!) тысячелетие христианской эры.